Андрей Шатырко: «Уже через два года нас ждет совсем другой YouTube, рынок и вообще всё»

Андрей Шатырко – человек непубличный, но он делает успешными и публичными других людей. Основатель диджитал-агентства и специалист по продвижению в YouTube лучше всех знает, как создать и продвинуть YouTube-канал и бизнес в сети, который будет приносить солидный доход. Свои первые 10 000 долларов он заработал уже в возрасте 18 лет, а сейчас является одним из самых востребованных специалистов по видеомаркетингу и продвижению в YouTube. О перспективах этой отрасли в целом и продвижении бизнеса в YouTube, о том, сколько осталось «жить» телевидению и как заработать миллион на собственном канале в сети, Андрей рассказал в эксклюзивном интервью журналу People IN.    

Андрей, перед началом интервью вы сказали, что уже успели побывать в спортзале. Как вы это все успеваете?

Просто нужно мало спать (смеётся), где-то 7 часов, и иметь супермощное окружение людей, которые тебе пишут: «Привет, завтра утром идём на кроссфит?». И ты такой: «Ну, ладно». В воскресение в 7:30 утра ты просыпаешься, а в 9 — ты уже в спортзале.

А в одиннадцать — уже у нас на съемке!

Да. Эта энергия тех людей, которые меня окружают.

Сейчас довольно просто продвигать YouTube-проект. Вы просто показываете вашим потенциальным клиентам видео ваших клиентов нынешних. А как было раньше, лет 5 назад, когда YouTube еще не был так популярен в качестве рекламы?

Что было раньше? 8 лет назад у меня было диджитал-агентство. Это реклама, соцсети, Гугл, Фейсбук, Инстаграм, сайты. Любое упоминание в Интернете. Мы делали всё это. Вся история началась с того, что в Украине открылось Vk.com. И я понял, что на этом можно зарабатывать.

Как вы поняли, что на этом можно заработать? Ведь даже сейчас люди не понимают этого…

По сути, я очень рад, что мне повезло жить в этом веке. Потому, что мы можем достучаться до любого пользователя: миллионера, миллиардера. Главное, что он есть в Интернете. У него есть своя страничка, и не так важно, часто он туда заходит или редко. Второе — это то, что вы можете взять любой продукт, сделать тиражом в 100 штук и через соцмедиа продать.

В соцмедиа продается всё?

Абсолютно. Просто кто-то умеет это делать лучше, а кто-то — хуже. Пять лет назад я понял, что хочу вести деятельность и быть экспертом в YouTube, очень фокусно. Исходя из этого, «двигать» людей, бренды. Потому что YouTube — это видеомаркетинг. Тогда за ним было будущее, сейчас — уже настоящее. Для людей, которые смотрят видео-интервью, по ощущениям кажется, что они сидят рядом с теми, кто на этом видео. В этом и есть основная фишка, индивидуальность видеомаркетинга.

Сейчас мы на пороге выборов, предвыборная гонка уже началась. Политики – в основном люди старой формации, но у них есть молодые консультанты, которые им скажут: «Вам нужно пойти на YouTube». Если завтра к вам приведут какого-то политика, Вы будете с ним работать?

Я думаю, что нет. У нас уже были такие запросы. Но я убежден в том, что я хочу двигать только бизнес, только то, что имеет коммерческий смысл. Дмитрий Портнягин сказал: «В YouTube не надо врать». И, как правило, бизнесмены и коммерческие сервисы и услуги никогда не врут. Фишка — в честности, искренности, открытости. А самое основное — быть настоящим и органичным. Вот, к примеру, у меня странная причёска, рубашка не идеальна, — есть складочки. Но я настоящий. Есть нормы развития, роста, — я читаю книги. И это опять же я. Исходя из этого, у меня есть понимание того, что я не хочу в политику. Хочу быть тем, кто делает что-то большое, классное, интересное. То, что развивает людей. В политике точки развития я пока что не вижу.

Вы работаете с успешными людьми, которые мотивируют, вдохновляют. Но часто, когда вы остаётесь «за кулисами», не возникает ли у вас желания самому стать публичным, создать собственный проект?

Возникает. Я занимаюсь своим диджитал-проектом уже 8 лет, и все 8 лет я хочу делать что-то собственное, исходя из медиа. То есть быть в медиа, особенно в YouТube, создать и рассказать. Есть чёткое видение. Я очень эффективен за кулисами, и нахожусь не в тени (потому что тень – это зона комфорта и прохлады), а нахожусь в свете. Но по факту я всегда второй человек или третий. Не первый. Эта история даёт тем, с кем мы работаем, рост, они дают свой продукт или проект в массы. Это ещё одно объяснение того, почему у нас не 100 клиентов. Мне интереснее вести 7-10 клиентов и каждому отдавать много энергии и усилий, чтобы все вырастали. Хотя это не слишком выгодно в финансовом плане.

У меня есть друзья, которые имели возможность пойти на телеканал, но начали тратить собственные средства и перешли на YouTube. Чтобы по-скромному снять одно интервью, нужна хотя бы 1000 долларов. Когда их спрашиваешь, зачем они это делают, они отвечают: «Это прикольно!». При этом они не имеют никакого другого бизнеса. Скажите, можно ли заработать на YouTube, если у тебя нет никакого бизнеса?

Можно. Весь бизнес на YouTube, если мы рассматриваем индустрию интервью и влогинга, делится на три кластера. Два основных — это где бизнесмен говорит с бизнесменом. Где два человека, оба успешные, ведут диалог по делу, по интересам. Вторая история – это когда журналист общается с бизнесменом, или со спортсменом, или с политиком. По факту, основная точка роста в материальном плане — это, опять же, быть честным. Если вы бизнесмен — будьте бизнесменом, если журналист – не пытайтесь быть бизнесменом, будьте журналистом. Монетизация отталкивается от рекламы. Вы рекламируете всё, начиная от места, где снимается интервью, и заканчивая внешними спонсорами, гаджетами, рекламными вставками. То есть любое проявление бренда, релевантного вам, — это деньги.

А теперь – главное: с кем работает Андрей Шатырко? Вы ведете проект Big Money (я уверена, что каждый, кто интересуется бизнесом, знает об этом проекте), ведете YouTube-канал Ицхака Пинтосевича — тренера №1 в СНГ и в мире. А также ведете частные проекты Open Kids. Все это ваши клиенты…

Да, все, кого вы назвали, — все люди честные. Это их основное правило. Сейчас идёт большой спор за время пользователя. Если раньше, в 90-ые, было всего лишь несколько телевизионных каналов, к 2015 году – их было уже больше двухсот (это приблизительно, я не смотрю телевизор), а на YouTube их вообще миллион. Сейчас у людей есть огромный выбор того, что смотреть. И вопрос в том, что у нас есть всего лишь 6 секунд, чтобы зацепить пользователя, чтобы он нас выбрал и подписался на нас. Так же и с Инстаграм.

Восемь лет назад вы пришли в диджитал, пять лет назад — в YouTube. Тогда не было хайпа Дудя и не было хайпа Портнягина. Как эти люди стали мегаизвестными, как поймали хайп?

В целом, есть два понимания. Портнягин, например, выбрал свою нишу предпринимательства — супер-упаковку. Вся эта история сопровождается предпринимательским, информационным контентом. А Юрий Дудь (я уважаю его очень сильно) выстрелил тем, что у него уникальная сторона героев, и он не боится задавать неудобные вопросы. Он взял первое интервью у Шнурова и увидел, что видео со старта набрало 100 тысяч просмотров.

Сколько могла стоить такая съёмка?

Примерно от 1 до 5 тысяч долларов. В зависимости от света, камер.

То есть это было интервью примерно за 1000 долларов, и оно выстрелило?

Сложно так сказать, но, возможно, да. Фишка в том, что  Юрий Дудь — суперспециалист по интервью, он эксперт, он занимается этим всю жизнь. Его харизма вдохновляет, он готовится к интервью, не боится задавать вопросы, чётко ведёт свою линию. Его цель — чтобы это интервью было интересно людям в первую очередь.

Андрей, расскажите, как пришла идея создания проекта Big Money?

Идея была у Евгения Черняка до меня. Это проект Евгения Черняка, он его автор. Я включился в тот момент, когда увидел, что можно сделать все ещё лучше. Это было где-то в первой половине проекта. Я кое-что предложил сделать, а Евгений согласился протестировать и получил рост в 3 раза. Значит, то, что я умею, — это работает. Но если бы меня не было в этой истории, то я не могу сказать, что было бы хуже. Потому что ключевой – Евгений Черняк, всё держится на нем. Моя задача — сделать так, чтобы максимум людей потом увидели контент.

Понятно, что 90% успеха идёт от контента. А бывали ли у вас случаи неудач? Или было ли такое, что клиент был «так себе», с идеей «не очень», но вы продвигали его, как могли, всеми способами, и делали из этого что-то грандиозное?

Была такая история. Она относится к шоу-бизнесу, в том числе, и к формату предпринимательства в плане того, что сейчас модно. Разово это выстреливает, если есть инвестиции, но долго не держится.

Есть ещё такая проблема, как тренды. Ты делаешь, делаешь интервью, а они становятся неинтересными. Как эти тренды чувствовать? На что сейчас тренды в YouTube?

Уже возникла «боль» из-за того, что все и у всех уже взяли интервью. Это если мы говорим о медиа-рынке. Если идти глубже, то есть люди не из медиа, люди, неизвестные по рынку, но они  достигли космических результатов. Людям интересны персоналии, которые сделали свои компании, холдинги, проекты. С ними интересно обсудить что-то.

Я делала интервью с Романом Прокофьевым. Кто-то начнёт искать, кто это такой. А он один из основателей Jooble — поисковой системы вакансий №2 в мире. Но все кликнут, чтобы посмотреть человека, который является более известным. Как сделать так, чтобы человека заинтересовать кликнуть и узнать, кто этот человек?

Если мы рекламируем интервью с кем-то малоизвестным, но имеющим отношение к известной компании, то мы в первую очередь ставим на известность компании. Мы должны сделать интервью интересным, даже если гостя не знают. Ведь всех интересует, кто он и сколько зарабатывает, и какие у него есть тайны.

А когда вы заработали свои первые 10 000 долларов? Это не тайна?

Нет. 10 000 долларов я заработал в первый год наших бизнес-проектов с клиентами и с китайскими партнерами. Тогда я работал в диджитал, и мне было 18 лет. Это были видео-курсы по ведению бизнеса и товары. Мы сделали видео-подборку, разрекламировали в сети, а люди получили много продаж.

Сколько вы будете «стоить» через 10 лет? И можно ли заработать на YouTube канале миллион?

Уже через два года нас ждет совсем другой YouTube, рынок и вообще всё. Нас ждет перенасыщение рынка медиа. И большинство, около 80%, заявок в бизнес будут приходить из видеомаркетинга. А YouTube – основной инструмент видеомаркетинга. Миллион можно заработать в двух случаях. Первый — это если вам 5-6 лет, и у вас детский канал. Второй – если вы спикер, предприниматель или крутой журналист. Но, опять же, это история «в долгую» и не за 1-2 года.

Сколько нужно денег, чтобы стать YouTube-звездой?

1000 USD на выпуск примерно. В месяц их нужно минимум 4. На 6 месяцев это 24 тысячи долларов. Столько же на рекламу. И в оптимизацию деньги нужны тоже. Примерно все обойдётся в 60-70 тысяч + налоги, так как YouTube и продакшены принимают все с НДС.

Когда деньги «отобьются» и начнут приносить прибыль? Например, в случае журналиста?

Для начала ему нужен суперконтент! Нужно освещать самые интересные вопросы и самые яркие темы. С такими условиями нужно выждать год-полтора для окупаемости. Но, опять же, при условии наличия суперконтента! А в YouTube первые 10 000 долларов я заработал через 4 года со старта.

Когда вы поняли, что на YouTube можно хорошо заработать?

Когда увидел, что оттуда идут заявки на товары и услуги. Я понял, что если это развить в 100 раз, то можно заработать куда больше.

Ваши клиенты отдают вам какой-то процент от продаж?

Конечно. Это 10-20-30% в зависимости от обстоятельств.

Обычно вы ставите цель клиенту, или наоборот?

Всегда клиент является head’ом. Он знает, что ему необходимо. Я же, исходя из трендов, из моды, могу сказать, что и как лучше сделать в YouTube, чтобы увеличить продажи или охват.

Бывают ли у вас споры с клиентами?

Конечно. Например, я знаю, что смотрит аудитория на YouTube, показываю соответствующие цифры. Объясняю, что тема отличная, но давайте сделаем вот таким образом. Я всегда, при любых спорах опираюсь на цифры, а не на своё мнение.

Если ты бизнесмен, и у тебя есть свой продукт, насколько будет полезен YouTube в привлечении клиентов?

На 200%. Потому что YouTube — история видеомаркетинга, а это №1 для продвижения. Хотя, на самом деле, Facebook — это №1 для продвижения бизнеса в общем. А YouTube — лучший вариант для развития бизнес-истории «в долгую», — когда вы со временем становитесь супер-экспертом по какому-то вопросу.

Что делать, если у вас кризис жанра?

Взять в руки ноутбук и проанализировать: что смотрят люди. Бывает так, что вам какая-то тема кажется супергениальной и эксклюзивной. Но потом оказывается, что подобного контента уже полно в США и Европе, даже в Украине. Нужно смотреть на рынок, изучать желания зрителя. Есть и другой вариант – делать то, чего ни у кого еще нет.

Как вы считаете, дни «классического» телевидения сочтены?

Я думаю, что оно будет жить, в той или иной форме, всегда. Сейчас, например, довольно сложно работать через видеомаркетинг с пожилыми людьми. Думаю, лет через 20 соотношение между интернет-видео и телевизором будет 80% к 20%. И дальше будет колебаться в этих пределах. Сейчас в Китае уже аудитория интернет-видео обогнала по количеству аудиторию телевизионную.

Можно ли стать звездой YouTube в пост-СНГ пространстве, ведя украиноязычный канал?

Да, можно. Хотя и немного сложнее, чем работая на русском языке. Нужно продумать субтитры, правильно подойти к делу. Русский язык позволяет охватить большую аудиторию. Это как в случае с испанским языком в Латинской Америке.

Кем вы себя видите через 5 лет?

Я успешный предприниматель, у которого собственное агентство видеомаркетинга и сотни клиентов. Это вариант А. Есть и вариант В – я говорил уже, что это могут быть 20 клиентов, но все самого высокого уровня. И хочется вдохновляться. Хочется, используя взаимодействие, синергию,  создавать что-то космическое вместе с клиентами.

 

В тему

Discussion about this post